• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: читательное (список заголовков)
23:36 

Эх, и почему стоит только найти какую-нибудь очаровательную книжку, как тут же оказывается, что она либо не издавалась вовсе, либо издавалась, но чёрт знает где, и уж на прилавках местных магазинов её точно не найдёшь...

Например, восхитительная "Школа в Кармартене", автор которой - филолог, преподающая у китайских студентов. Люблю такие книги с атмосферой НИИЧаВо, где студиозусы грызут гранит науки не ради корочки, а просто потому, что им это нравится... А ещё там куча харизматичных персонажей, куда же без этого) Директор школы Мерлин, тот ещё маразматик, рассказывающий про историю Британии (причём большинство таких лекций начинаются со слов "помню, неплохой был мужик, пили с ним на брудершафт ещё, дай бог памяти... этак 500 году до нашей эры. в июне."). И Змейк, настоящий алхимик, с непроницаемым лицом и язвительными шуточками, а также взаимной дружбой с огнём... да и просто химические элементы не прочь заглянуть к нему на огонёк. А ещё Мак Кехт - один из Туата Де Дананн (бог, одним словом), прекрасный лекарь, причём не только тела, но и души. Мак Кархи - тот самый молодой преподаватель, на которого сваливают все сомнительные дисциплины. И ещё вся школа столь же неповторимых личностей, причём как преподавателей, так и учеников. И, конечно, отдельное спасибо за Сюань Цзаня) И самое замечательное, что всё это хорошенько пропитано кельтским духом (ещё бы, школа-то в Уэльсе. а там те ещё дарования живут, вспомнить того же Хоула), плюс налёт греческой философии, средневековой истории... И всё это в наше время!

Ещё одна прелесть - Ахиллес и Черепаха от Дрёмы. Её издали, да. Только вот издательство это во Франции... Так что разве что заказывать по интернетикам)

@темы: читательное

14:04 

Как мало мне надо для счастья ^_____^
Путешествие на запад

@темы: читательное

22:04 

Нора Галь. Слово живое и мёртвое

Замечательная книжка, которую стоит почитать переводчикам-любителям. Спасибо моему корректору Dark Mercury за ссылочку.

Начало:
Для ясности
Автор этой книжки не лингвист и отнюдь не теоретик. Но когда десятки лет работаешь там, где главный материал и инструмент - СЛОВО, накапливается кое-какой опыт.
Автору приходилось много учиться, а подчас и учить. Приходилось иногда писать, довольно много переводить, немало редактировать. В качестве переводчика случалось спорить с редакторами, а в качестве редактора - с переводчиками и вообще с людьми пишущими. Порой приходилось яростно доказывать иные спорные и даже бесспорные истины, устно и на бумаге повторять их снова и снова, без конца, самым разным людям, чаще всего молодым. В таких случаях автор вовсе не стремился развивать теоретические положения, а старался показать и доказать на деле: вот так лучше, а эдак хуже, так верно, а эдак неверно. Так сложилась книжка. В ней не без умысла дано много разных примеров. Если угодно, это отчасти даже справочник, наглядное (но, конечно, отнюдь не всеобъемлющее!) пособие.
Допустим, я говорю: в любой статье, заметке, даже в ученом труде, стократ - в художественной прозе почти всякое иностранное слово можно, нужно и полезно заменить русским, а отглагольное существительное - глаголом. Кое-кто возражает: это, мол, не нужно и ничуть не лучше. Или: это очень трудно, подчас невозможно. Что ж, вот перед вами на каждый случай примеры из практики. Смотрите, сравнивайте и судите сами.
Это - об истинах азбучных. А сверх того, в работе со словом, как и во всяком другом труде, есть и кое-какие тонкости, своего рода приемы - в меру опыта и умения стараюсь кое-что рассказать и о них.
О том, как огромна роль слова, роль языка в жизни человека и человечества, говорится не первый день и не первый век. Об этом говорили и писали величайшие мыслители, ученые, поэты. С этим как будто никто и не спорит. И все же на практике всем нам, кто работает со словом, ежечасно приходится чистоту его отстаивать и охранять.
Каждого ученика, подмастерья, стоящего на пороге любой профессии, где работать надо со словом, хорошо бы встречать примерно так:
- Помни, слово требует обращения осторожного. Слово может стать живой водой, но может и обернуться сухим палым листом, пустой гремучей жестянкой, а то и ужалить гадюкой. И слово может стать чудом. А творить чудеса - счастье. Но ни впопыхах, ни холодными руками чуда не сотворишь и Синюю птицу не ухватишь. Желаем тебе счастья!
Скажут: для чудотворства ко всему нужен талант. Еще бы!
Чем больше талантов, тем лучше. Но надо ли доказывать, что и не обладая редкостным, выдающимся даром можно хорошо, добросовестно, с полной отдачей делать свое дело? А для этого нужно прежде всего, превыше всего - знать, любить, беречь и никому не давать в обиду родной наш язык, чудесное русское слово.
Это - забота каждого настоящего литератора и каждого истинного редактора.
книга целиком на lib.ru

@темы: переводы, читательное

00:04 

Ахиллес и черепаха

Иван Матвеев
АХИЛЛЕС И ЧЕРЕПАХА

На крыше
Ахиллес смотрел в оптический прицел, зажмурив один глаз, и даже высунув язык от усердия.
В перекрестье прицела была Черепаха, неспешно бегущая по трассе.
— Ну, я тебя, — сказал Ахиллес, и нажал на курок.
Ничего не произошло.
— Ну, я тебя! — уже просительно произнес Ахиллес, снова нажимая на курок.
— Ничего не выйдет, — сказал голос.
— Простите? Кто говорит? — спросил Ахиллес, оглядываясь.
— Это я, Пуля, — сказала Пуля, — Видите ли, пока долечу до места, где сейчас Черепаха, она пройдет какое-то расстояние…
— Нет, — сказал Ахиллес, — Нет, только не это.
— …а если на полпути между нами была бы еще Черепаха, то ее тоже не догнать. В итоге, мне просто не сдвинуться с места — пожаловалась Пуля.
— Да и нет там никакой Черепахи, — приятным баритоном вдруг сказал Оптический Прицел, — Ведь свету ее тоже не догнать, а, следовательно, — и не отразиться. У Ахиллеса галлюцинации.
— Позвольте, — возмутилась Пуля, — Но я тоже ее видела! Кроме того, говоря о свете, мы можем обратиться в другую область физики, и тогда…
Ахиллес тихонько отложил винтовку, и пошел к лестнице с крыши. Когда до него доносились отголоски спора, он вздрагивал.

Банк
— Может, еще мешочек? — спросила Черепаха.
— Ты уверена? Тут и так очень много. Ты будешь очень медленно…
— Ахиллес, — укоризненно сказала Черепаха. Ахиллес осекся, потом пожал плечами.
— Хорошо, еще один мешок.
Когда он закрепил еще мешок, Черепаха сдвинулась с места:
— Вроде все нормально. Ну, я пошла.
— Бывай, — сказал Ахиллес, присаживаясь на остатки мебели. Наблюдая, как Черепаха проползает через разлом в стене, он мечтательно бубнил себе под нос:
— Скажу им «Это Черепаха! Она заставила меня! Вы еще можете ее догнать!». Или нет. Лучше «Вот она, ловите ее! Черепаха — вор, держите ее!».
С улицы доносились сирены полицейских машин, подъезжавших к банку.

Чаепитие
— Добавьте молока, — посоветовал Ахиллес. Галилей послушно долил молока в чай.
— Погода сегодня хорошая, — заметила Черепаха, помешивая свой чай ложечкой.
Галилей кивнул.
— Не жарко, и вообще… — немного нервно сказал Ахиллес. Когда он поднял свою чашку, та заметно дрожала.
— Знаете, — сказал вдруг Галилей, — Земля, она все-таки…
Ахиллес чуть не уронил чашку.
— А об этом, — сурово сказала Черепаха, — Даже и не начинайте

Сфинкс

— Не понял, — сказал Эдип. — А где Сфинкс?
— Мы за него, — сказал Ахиллес, — Он — в отпуске.
— На недельку, — добавила Черепаха.
— Понятно, — с сомнением протянул Эдип, — Я, собственно, пришел по поводу загадки.
— И?
— Ответ: человек.
— Поподробнее, — сказал Ахиллес, — Что — человек?
— Ну, это он утром на четырех ногах, днем на двух, а вечером на трех.
Ахиллес и Черепаха переглянулись.
— И что, вы с такими часто сталкиваетесь? — сочувственно спросила Черепаха.
— Это аллегория, — раздраженно проворчал Эдип, — Имеются в виду утро, день и вечер его жизни. То есть, младенчество, зрелость, и старость.
— Притянуто за уши, — отрезал Ахиллес.
— Неубедительно, — поддакнула Черепаха.
— Умозрительно.
— Спорно.
— Примитивно.
— Двусмысленно и неоднозначно.
Эдип, с каждой репликой багровевший все больше, не выдержал:
— Да ну? А каков, по-вашему, ответ?!
— «Ахиллес ремонтирует табуретку», — отчеканила Черепаха.
Стало очень тихо.
— Табуретку, — хрипло повторил Эдип.
Ахиллес, подняв бровь, посмотрел на Черепаху.
— Было, — ответила та, — Четвертую ножку ты потерял. Оправдывался, что лишняя.
Ахиллес независимо пожал плечами.
Эдип уныло ковырял ногой землю. Потом спросил:
— Что ж мне теперь делать?
— Ну, — ответил Ахиллес, — Мы людей не едим. Можешь получить еще загадку.
— Давайте.
— Чем, — спросила Черепаха, — Ворон похож на конторку?
Глаза у Эдипа округлились.
— Или, — сказал Ахиллес, — Бреет ли себя брадобрей, если он бреет тех и только тех, кто сам себя не бреет?
— Что такое «зеленое и красное»…
— …висит на стенке…
— …и кружит, и кружит, и кружит…
— …и стреляет?
— Как в три приема положить жирафа в холодильник?…
Эдип попятился.
— Догонит ли Ахилле…
— Эй, — возмутилась Черепаха, — Полегче.
— Извини.
Эдип уже бежал вниз по склону. Черепаха с сожалением смотрела ему вслед, потом вдруг заорала:
— Почему для любого целого «эн» больше двух уравнение «а» в энной плюс «бэ» в энной равно «цэ» в энной не имеет целых положительных решений «а», «бэ» и «цэ»?!!
Эдип дернулся, и рванул так, что вскоре скрылся из виду.
— Все, — сказал Ахиллес, — Можно выходить.
Из кустов осторожно выглянул Сфинкс.
— Ну, ребята, — сказал он, — Выручили, спасибо.
— Всегда рады помочь.
— А то, понимаешь, повадились. Загадки им загадывай. Я ведь не железный. А этот Эдип, так он вообще…
— Да, — задумчиво сказала Черепаха, — У парня явно какие-то комплексы.

Целиком

@темы: читательное

Записная книжка

главная